Увлечения Юбера Живанши

25 февраля 2016
1927 год ознаменовался несколькими примечательными событиями в истории человечества: в Сьерра-Леоне запретили рабство, в Греции приняли новую конституцию... во Франции же, в городе Бове, на улице Сен-Луи, в доме 24, родился мальчик по имени Юбер и по фамилии Живанши.

    Увлечение модой

    В детстве он испытывал восторг при виде цветущих садов, декоративных элементов на фасадах зданий и... кусочков материй. Бабушка Юбера, которая была заядлым коллекционером, собирала самые невероятные вещи, в том числе лоскуты тканей, сохранившиеся от сшитых ею платьев. Это богатство хранилось в большой шкатулке, каждой встречи с которой маленький Юбер ждал с замиранием сердца. Так что, пока его сверстники играли в игры, в которые положено было играть маленьким французским мальчикам, Юбер доставал из бабушкиной шкатулки пестрые лоскуты тканей и пытался разложить их так. чтобы было красиво. (Иными словами, он пытался найти их совместимость по цвету и фактуре, но сам об этом, разумеется, не догадывался.) Будучи пятилетним ребенком, он мог с закрытыми глазами отличить сатин от велюра и считал бархат самой приятной на ощупь материей. Однажды, когда Юберу было десять лет. мама взяла его с собой на ярмарку и с удивлением обнаружила, что сын не желает покидать павильон моды. Он хочет детально рассмотреть каждое из 30 творений самых знаменитых в то время французских кутюрье. Он вообще хочет стать таким же знаменитым кутюрье и придумывать такие же красивые платья. То есть нет, еще красивей! Разумеется, такое решение не пришлось по вкусу его родителям, которые прочили сыну карьеру юриста. Они надеялись, что это пройдет, минует, как детское инфекционное заболевание. Но в 17 лет Юбер твердо сообщил о своем намерении переехать в Париж, чтобы поступить на должность рисовальщика к Жаку Фату.

    Увлечение женщинами

    За 6 лет он успел побывать учеником у многих парижских модельеров: из ученика Жака Фата он превратился в ученика Робера Пиаже, после чего стал помощником Люсьена Лелонга, заняв должность, оставленную Кристианом Диором. В том же 1947 году по приглашению Эльзы Скьяпарелли Юбер Живанши стал ее ассистентом в ателье и управляющим одним из ее бутиков. В то время когда Живанши работал с мадам Скьяпарелли, с ним произошел случай, описанием которого он щедро поделился с общественностью.

    Юбер Живанши всегда окутывал тайной все, что касалось его личной жизни. Однажды он даже отказался отвечать на вопрос журналиста о размере его обуви. Так что данный случай можно считать исключительным.

    «Однажды к нам в ателье заглянула некая молодая особа на которую я сразу обратил внимание. После того как девушка примерила несколько платьев, она обратилась ко мне за помощью - попросила устроить ее на работу в ателье. Тогда я пообещал, что сделаю это как только открою собственный дом моды. Когда в 1951 году я открыл дом моды Givenchy, я вспомнил эту девушку и сделал ее своим личным секретарем. История моих с ней отношений — это долгая и прекрасная история привязанности и любви».

    Еще одна его привязанность стала широко известна общественности. Собственно, в данном случае иначе и быть не могло, поскольку этой привязанностью Юбера была женщина, которую боготворил весь мир. Ее звали Одри Хепберн. Он познакомился с ней в 54 году, когда фильм «Римские каникулы» еще не вышел на экраны и, следовательно, сама Одри еще не успела приобрести звездный статус. Она явилась к Юберу в ателье, чтобы подобрать себе сколько нарядов, — хрупкая, явно неуверенная в себе девушка,похожая на олененка. Он же увидел в ней то, что позже разглядели миллионы, — неповторимую элегантность. С момента их встречи и протяжении многих лет Юбер лично придумывал для нее наряды. Когда Хепберн стала знаменитой актрисой, ни одна картина с ее участием не обходилась без платьев от Givenchy. Их вкусы во многом совпадали: они оба испытывали страсть к белому цвету и струящимся тканям. Они оба ненавидели пошлость во всех проявлениях. Они провоцировали друг друга на новые открытия. Именно она, Одри Хепберн, вдохновила Юбера Живанши на создание первых духов. Он назвал их L'lnterdit и, разумеется, посвятил ей. Она была в восторге от аромата, носила его всегда, и женщины, которые мечтали хоть чем-то походить на нее (а таких женщин было очень и очень много!), тоже, разумеется, носили L'lnterdit. Впрочем, этот аромат и сам по себе заслуживал любви.

    Увлечение le clos

    За L'interdit последовал второй аромат— ставший впоследствии классикой Monsieur de Givenchy. К выпуску первой коллекции прет-а-порте Юбер приурочил выход аромата Givenchy III, номер которых соответствовал номеру дома моды Givenchy. Его ароматы становились так же популярны, как и его наряды. А наряды его пленили всех: в 60-х годах XX века Живанши слыл одним из лучших модельеров, а Дом моды Givenchy был объявлен цитаделью парижского вкуса. А он?.. Он увлекся — внезапно — садоводством и дизайном. И поскольку мсье Живанши славился серьезным отношением не только к основной работе, но и к своим многочисленным хобби, то увлечение это было нешуточным.

    Пространством для воплощения задуманных идей Юбера служила его вилла под названием Le Clos на Лазурном берегу и прилегающая к ней территория — на этой территории было где разгуляться его фантазии! Он собственными руками создал там сад из всевозможных растений, привезенных им из многочисленных путешествий. Он сам, не прибегая к помощи архитекторов и дизайнеров по интерьеру, реконструировал виллу и обставил ее предметами, которые полюбил. Он проводил там долгие, очень долгие вечера, любуясь результатом своих увлечений, наслаждаясь отсутствием парижской суеты, вдыхая ароматы сада, в которых была едва различима, но ему отчетливо слышна нота моря, и нота сладкой грусти, и нота его вдохновенного одиночества. Позже, в духах Fleur d'lnterdit, он попытался воплотить этот запах одиноких морских вечеров, смешанный с жасминово-розовым ароматом сада. И ему, конечно же, это удалось. Ему вообще удавалось многое, очень многое из того, что другим не удавалось никогда. Войдя во вкус архитектурно-интерьерного творчества, он, например, лично разработал дизайн несколько роскошных европейских отелей. Получилось изящно, изысканно просто — именно так, как он любил.

    Увлечение жизнью

    В 1995 году он покинул собственный дом моды и сделал это с должным достоинством — лично поблагодарив всех, кто работал с на протяжении более чем 40 лет. Многие задавались вопросом: почему он это сделал? Заслуженный, умудренный, успешный, он мог бы оставаться на своем месте сколь угодно долго... Но знающие его близко люди понимали, чем вызван этот шаг. Маэстро, на этот раз увлекся собственно жизнью. И решил дать себе время подумать о ней.